О твоем знакомом и земляке

Земляки. Маршал неба

Нас в январе призвали, сразу пятеро земляков в один полк попали. А земляки твои? – Одного убили В знакомом подвале ничего не изменилось. ЗЕМЛЯК ЛЕРМОНТОВА. ЗЕМЛЯК ЛЕРМОНТОВА . Елизавета вся затряслась, а спорить не решилась: «Все, говорит, твое, что хочешь, то и дари». Это и есть твой земляк? потом другую секретаршу, что ему, как земляку и старому знакомому, совершенно необходимо побеседоватьс господином.

Именно Каганович рассказал ему историю про Засядько и Сталина. Одна из шахт в Донбассе постоянно давала план или даже превышала. Сталин попросил вызвать директора этой шахты. Прибыл гигантского вида шахтер, который и организовал эту работу. Сталин расспросил его обо всем, а потом задал вопрос: Засядько налил и выпил. Сталин отпустил его, а через несколько месяцев предложил назначить его наркомом угольной промышленности.

На Политбюро произошло обсуждение. В общем, в своих личных пристрастиях Засядько норму знал, а в отрасли, в которой он руководил, работал без устали и без меры. Ну и, конечно, нельзя было представить нашу жизнь без космоса. Один космонавт превратил страну в космическую державу, а из Донбасса их вышло целых три.

Мы хорошо знали его, любили за разумность, за крепкий украинский и солдатский юмор.

Земляки. Маршал неба

А еще он возглавлял всесоюзный поход по местам боевой и трудовой славы, в котором участвовали миллионы молодежи. Вообще Донбасс из глубин земли был устремлен в космос. Донбасс — космическая держава. Тысячи воинов дал Донбасс Красной армии во время Великой Отечественной войны. Назову лишь двух замечательных полководцев из этой книги, Героев Советского Союза — генерал-полковника Ивана Людникова, участника Сталинградской и Курской битв, закончившего войну на востоке с Японией, и маршала Советского Союза Кирилла Москаленко, ставшего даже дважды Героем.

А сколько их, известных и неизвестных воинов побед, вышло из Донбасса. И теперь знаменитая битва-сражение за Саур-Могилу в году, курган, где полегли воины и во время Отечественной войны, и сегодня, и героев которой должна знать вся страна, а битва должна стоять в ряду защиты Брестской крепости, обороны Севастополя, битвы под Сталинградом.

Ну и, конечно, созвездие деятелей культуры — целый континент, возвышающийся в стране. Возьмем двух писателей — Павла Беспощадного и Бориса Горбатова. К его голосу прислушивались в Москве и Ленинграде, на Урале и в Кузбассе. Его знаменитые строчки звучат и сегодня как клятва: А музыканты и певцы от Бога и народного духа Донбасса!

А высшая почетная, заслуженная им роль музыкального руководителя Народного хора имени Пятницкого неслучайна — ведь выходит из донецких просторов, и руководил он самым русским хором страны.

Вот она, высокая мелодическая песенная душа Донбасса. А всех певцов этого песенного края, конечно, не перечислишь. Юрий Богатиков, неизменный Иосиф Кобзон, с которым, кажется, слилась послевоенная песенная эпоха патриотической песни.

Или вот необычное небесное явление — певец Анатолий Соловьяненко. Когда я приходил домой, мама кричала: Его фамилия полностью соответствовала его сути — он был чудесный соловей своей великой страны. Пусть у нас не было Карузо, Паваротти, но у нас был Соловьяненко. Надо, чтобы мы тоже помнили о великом певце, именем которого и был назван Оперный театр Донецка. Помню, как мы награждали его премией Ленинского комсомола, ибо его песни бойко распевали молодые парни и девушки. А актер, режиссер Леонид Быков?!

Он из Славянского района — какое-то чудо перевоплощения, дивной простоты, и все знали, что если Леонид играет в фильме, то фильму обеспечен успех. Ну, как же без спортсменов, да еще каких! Полина Астахова — элегантная, сильная, красивая. Не очень умеем мы делать для мира звезд. Западные красавицы выбираются по величине и объему талии и бюста. Ну, у Полины Астаховой с этим было все в порядке, но она еще пятикратная олимпийская чемпионка й, й, й.

Как же приучили нас наши гимнастки, что мы самые сильные в мире, мы даже не сомневались в этом, а сейчас? Ну а великий спортсмен Сергей Бубка, установивший 35 мировых рекордов. Говорят, прыгнул в XXI век. Он обладал недюжинной эрудицией, широко мыслил. С ним было интересно — не как с гиревым тяжеловесом, а как с гармоничным человеком.

Да, это были звезды спорта на весь мир. Ну а как же без художников из Донбасса? Да и вообще, историческое, культурное прошлое Донбасса велико. Достаточно назвать полярного исследователя Седова. А основатель русского кинематографа, его апостол — Александр Ханжонков? А всего им и его компанией было создано более фильмов. А знаменитый советский фотограф, фотокорреспондент с фронтов Победы Евгений Халдей?

ЗЕМЛЯК ЛЕРМОНТОВА. Я хочу рассказать вам

Ну а как же я забыл знаменитого режиссера кино Ларису Шепитько? Красавица, умница, да и комсомолка, которая подтрунивала над ярыми патриотами: А ведь и она из Донбасса, из Артемовска. Ну вот, кажется и всё. А вот мне по крайней мере еще нескольких великих из Донбасса не хватило. И, не подозревая того, на следующий день нечаянно повернул тем самым всю делегацию в село Лермонтове.

Однако, как я потом выяснил, никто на меня за это не рассердился. Все отправились на торжественное заседание в город Белинский. Я же был оставлен на попечение сторожихи и получил, наконец, полную возможность подробно все рассмотреть. Обошел все комнаты, погулял в парке по всем аллейкам, посидел на всех скамейках и часа через три отправился не торопясь к выезду из села, где возле белой церкви в небольшой часовне покоится прах Лермонтова.

Над часовней этой растет довольно высокий дуб, который посажен там, очевидно, из уважения к желанию Лермонтова, чтобы над ним темный дуб склонялся и шумел. Сторожит часовню и водит по ней экскурсии сторож-колхозник лет примерно семидесяти. Никогда и нигде еще не доводилось мне видеть и слышать такого экскурсовода! Он рассказывает о Лермонтове так живо, так подробно и достоверно, что кажется, он был командирован в ту эпоху и только недавно вернулся.

Но при этом он не упивается знанием прошлого, не живет. Лермонтов в его рассказе словно выдвинут из той эпохи, приближен к нам и будто стоит как живой рядом со сторожем. Прежде всего старик поинтересовался, отстал я от делегации случайно или нарочно остался осмотреть лермонтовские места. Если кто из вас одно слово скажет, не стану разбирать, кто сказал: Будете находиться здесь до первого слова. И шапку оставляйте на улице. Идем к Михаилу Юричу. Посередине часовни благородный памятник из черного мрамора с золотыми словами: На левой грани памятника — дата рождения.

На правой — дата смерти. Всех похоронила по очереди: Над ней памятника никто уж не ставил. Наследники больше интересовались имение к рукам прибрать, ограничились дощечкой на стене: Возле самого памятника — разговоры!

Тогда оставайтесь… Он спускается по винтовой кирпичной лесенке. Вскоре оттуда показывается его голова, и он приглашает последовать за. И вот — низкий свод склепа, и впереди — огромный черный металлический ящик на шести могучих дубовых подкладках, отделенный от пас черной оградой.

Металлический черный венок висит в белой нише над гробом, и несколько зажженных свечей прилеплено под сводами в разных местах. И этот теплый свет в прохладном подземелье, и наше мерное дыхание среди могильной тишины еще сильнее заставляют чувствовать величие этой минуты. Так плакала, что даже ослепла.

Не то чтоб совсем ослепла — глаза-то у ней видели, только веки сами не подымалися: Ну, чтоб шуму не было никакого и перевозить чтоб в свинцовом гробу. Прислал ей Афанасий этот ящик. Вызывает она слугу Лермонтова — Андрея Соколова, другого — Ивана Вертюкова и еще одного нашего тархановского — Болотина.

И вы тоже уважали его, ходили за ним, провожали в Петербург и на Кавказ, разделяли с ним опасности битвы. Я вам его доверяла живого. Теперь возьмите этот черный гроб, лошадей две тройки и денег сколько пожелаете. Сколько времени проездили, не скажу точно, не знаю: Дороги-то, сами знаете, какие. Это теперь везде асфальт поналожен… С Кавказа в ту пору на Пензу не ездили — она в стороне, а больше на Воронеж, Тамбов, Кирсанов, Чембар. Потом слышно — едут. Нас-то в ту пору не было… Но все одно наши, тархановские.

Те же мы — народ!. И видать — едет к нам гроб черный на двух тройках и народу за гробом идет мгла. Как подъехали ближе, бабушку навстречу выводят. Она веки пальцами подняла: Бабушка глаза выплакала, а что у нас на селе слез было — не сказать! А всех больше убивалась Кузнецова Лукерья, кузнеца Шубенина жена — мамушка Михаил Юрича… ну, сказать так еще: Она так плакала, как родная мать.

Жалели ее, что дитя родное хоронит. Он ее очень уважал, Михаил Юрич-то. Бывало, едет в Тарханы — не к бабушке в усадьбу, а наперед к Шубениным.

Василий Шукшин. Земляки

Кинется к Лукерье на шею и целует: Это твоя крепостная мужичка. Была мамушка, а выкормила — и ладно! Вы меня плохо знаете.

Она его опасалася сердить. А то в другой раз приезжает он к нам, а мужики наши к нему с подарком: В войну его зашлют разведчиком за границу. Так случилось, что об этом узнаю после кончины брата. А Лизу, комсомолку, убьют фашисты в оккупацию. Здесь, в Кантемировке, её могила. Сурово обходилась с семьёй Ефимовых судьба.

  • ЗЕМЛЯК ЛЕРМОНТОВА
  • Мои земляки

То была безжалостной, то миловала. Воскресным утром 22 июня года Сашу, курсанта-военлёта, вызовут на контрольно-пропускной пункт. Здесь его ожидали мать и сестрёнка. И вдруг добавила, как выдохнула: А война уже грохотала с четырёх часов утра, но в Ворошиловграде об этом ещё не знали. Саша услышит чёрную весть на трамвайной остановке, когда проводит домой родных. Не один я так думал — все ребята. Прямо на митинге в училище нам сразу же растолковали: Затянулись мои пилотные университеты.

Пришлось переучиваться на Ил-2 аж в Уральске. А увидел новый штурмовик ещё в Ворошиловграде, перегоняли куда-то самолёт. Лётчик рассказывал и показывал: Выхватил пистолет и выстрелил в кабину — пуля оставила только царапину на броне. Мой первый боевой вылет состоялся на таком Ил Было это 30 ноября года в Подмосковье под Ржевом.

Все бы нормально, только я отстал от своей группы и заблудился. Хорошо, вышел на соседний аэродром. Оттуда благополучно добрался домой. Получил нагоняй от командира эскадрильи. Меня уже считали сбитым. По времени в баках бензин кончился. В заглавии отражена главная задача штурмовой авиации: По головам врага ходили. Утюжили окопы и траншеи, блиндажи и пулемётные гнезда, артиллерийские батареи, танки, прочую технику, штабы управления, мосты, переправы.

Хотя имеются официальные сведения о выживаемости советских летчиков в годы войны: Погибнуть можно было в любом из них, но даже официально, статистически вам 26 раз грозило не возвращаться на аэродром живым.

Сам до сих пор не пойму, как удалось долететь и благополучно посадить самолёт, у которого зенитным снарядом срезало половину киля и руля поворота. Так что лично я признателен в первую очередь Ильюшину Сергею Владимировичу и всем создателям Ила. Тем более что из-за непростых отношений конструктора с наркомом вооружения путь двухместного самолета в небо оказался трудным. Сталин, когда разобрался в этой ситуации, потребовал от оборонщиков увеличить выпуск самолётов: Ил-2 нужны как воздух, как хлеб.

О себе скажу так: Подобного штурмовика ни у наших союзников, ни у врага не. Немцы его боялись, а союзники завидовали и восхищались. Да, первый серийный штурмовик в марте года взлетел с аэродрома Воронежского авиазавода, наши земляки-самолётостроители постарались. Везение — одно, живучий самолет — другое, а ума набирался в полете, в бою, в коллективе эскадрильи на земле.

Отважно и умело сражались с врагом те, кто выполнял уставы в большом и малом, кто умел повиноваться и мог потребовать от. Война не прощала разгильдяйства. Умение приходило в сражениях. Звено идет громить защищённый зенитками вражеский объект. Часть экипажей обрушилась на зенитки, вызывая огонь на себя, а основная ударная группа тем временем штурмует цель. Вроде простое решение, но пришло оно не. Потом и другим подсказывали, как действовать. Я стал ведущим группы в девятнадцать лет на четвёртом или пятом вылете.

Только взлетели, как ведущий круто развернулся на вынужденную посадку. Что-то у него стряслось с самолётом. Нежданно-негаданно я оказался впереди. Делаю круг над аэродромом, тройка штурмовиков - за. А с земли флажками машут в сторону фронта. По полётной карте определил, где находимся. Подал товарищам сигнал к атаке - чуть качнул крыльями. Пикирую, сбрасываю бомбы прямо в цель.

Разворачиваюсь для повторной атаки. Ведомые повторяют мой маневр. Станция — в огне.